Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

маринин цветочек

новинки двух прошедших дней

машины, очищающие дороги от двухметрового снега, оставляют по обочинам ровную стену. на ней, за неимением заборов, местное население пишет надписи личного характера. Collapse )

оказывается, я всегда представляла себе горы как голые скалы. горы и лес в моём сознании не соединялись, как, например, горы и степь. поэтому горы, поросшие лесом, для меня смотрятся диковато. они похожи на шкуру кого-то, поросшую щетиной, - из них растут деревья (перпендикулярно к склону, под разными углами к горизонту), причём горы так близко подступают к городу, что каждое дерево различается невооружённым глазом.

вообще горы тут везде. вокруг.

ещё мы ходили сегодня на лыжах. трассы на месте не оказалось, и мы стали делать её сами. Collapse )

глубина снега измерению не поддаётся. всё время заваливаешься в снег, если не удержишь центр тяжести, и фиг потом поднимешься. Collapse )

а в мачтах ЛЭП живут специальные гремлины. они сидят там на проводах и бросают вниз счётные палочки. Collapse )

и рядом с одной из мачт есть след неизвестного лыжника. Collapse )

а ещё я была на подводной лодке. она большая и железная, в ней очень тесно и много всякого внутри. правда, боезапас нам не показали и реактор запускать не стали (хотя мы его видели через окошко). зато я теперь знаю, что подлодка весит 7,5 тонн, и ещё, кажется, у подлодок вместо слова "модель" используют слово "проект". больше ничего про неё не скажу, вы же всё равно понимаете, что это не я такая умная.

а с горнолыжной трассы виден город. и ещё видно, как на него надвигается небольшая снежная туча. Collapse )
roof

к чёрту... к чёрту всё...

Я к розам хочу, в тот единственный сад,
Где лучшая в мире стоит из оград,

Где статуи помнят меня молодой,
А я их под невскою помню водой.

В душистой тиши между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.

И лебедь, как прежде, плывёт сквозь века,
Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов
Врагов и друзей, друзей и врагов.

А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви.

И всё перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.


(с) А. А. Ахматова