roof

о моде и стиле

Мама считает, что короткое жёлтое платье нельзя носить зимой (вообще-то сейчас осень, но неважно). Зимой надо носить джинсы, чёрное, шерстяное. Жёлтое надо носить летом. Жёлтое не сочетается с зимней курткой, потому что оно летнее.
Блин, откуда эти стереотипы берутся?
roof

Давно не виделись - здравствуй (с)

Что ж, в ясный безветренный день здесь может быть совсем неплохо.
Встретить старых знакомых и развиртуализоваться с новыми.
Зайти в антикварную лавочку, разговориться с хозяином, получить от него в подарок книжку 1893 года издания, выпить у него в задней комнате чаю с печеньем, послушать рассказы о его доме в Коломне, который купил его предок n поколений назад, наполучать комплиментов и приглашение зайти ещё раз выпить вина.
Пройти по Каменноостровскому, обнаружить на тротуаре разукрашенную узорами батарею парового отопления - подлинную батарею, выкинутую из дома в стиле модерн. Пристроиться с фотоаппаратом и поймать взгляд пристроившейся с другой стороны женщины, которая радостно констатирует: "Дураки мыслят одинаково!"
Отмечая галочку в списке, сходить в Летний сад, поглядеть на Фонтанку и дом напротив, опираясь о парапет рядом с пожилой интеллигентной дамой.
Питер такой Питер.
Только уже совсем не мой.

PS Не в смысле Питер изменился. В смысле, я изменилась.
roof

Genius loci

Вот я и в Питере. До 12 октября включительно.
Обычно первый день я провожу дома, прикидываясь овощем. Но вчера пришлось прямо с утра поехать с папой в офис интернет-провайдера, потом я отправилась в торговый центр (а почему все продавцы говорят по-русски?? и на моё "шалом" реагируют как-то странно)... А под вечер обнаружила себя (снова в компании папы) в пышечной на Большой Конюшенной, с чашкой кофе с молоком, пышкой и конфетой "Ленинградская". Мы заняли центральный столик - несомненно, самый лучший, судите сами:

Collapse )

Было совершенно очевидно, что он здесь главный, и мы, слегка робея, решились к нему присоединиться. Он даже позволил немного себя погладить и почесать за ушком, а вот от фотоаппарата (точнее, телефона) вначале отворачивался - что ж, скромность украшает. В итоге Его Величество соизволил повернуться в три четверти к камере, и мне удалось его запечатлеть.

Потом мы ещё зашли в Казанский собор, где я была так давно, что даже не помню, когда именно, но точно больше десяти лет назад. Но это уже совсем другая история.
roof

Питер

Друзья, с 1 октября по 12 октября (вкл.) я буду в Питере. В Москву в этот раз не получается :( Номер будет прежний, ищите меня.
roof

археологическое лето

В последний день раскопок я задержалась в раскопе дольше всех, чтобы докопать недокопанное. Потом попросила дать мне ещё час. Потом ещё полчаса. И когда мы наконец окончательно, в последний раз вернулись с раскопа в офис, чтобы помочь остальным собирать вещи, машина подъехала к дверям под звучащую по радио израильскую новогоднюю песню "В следующем году" - "Вот увидишь, как всё будет хорошо в следующем году". Символичнее некуда.

В это лето я поработала на двух полноценных сезонах раскопок, нашла всё, что хотела найти (пусть не всегда с первого раза и там, где ожидала), пару раз пробила головой собственный потолок умений и навыков, почти нашла тему для магистерской диссертации и начала представляться при знакомстве с новыми людьми как археолог (вместо "изучаю археологию, а вообще я бывший лингвист, ну в общем сложная история").

Наверное, на раскопках один день идёт за три или около того. Первая раскопка этого лета, кажется, была так давно, как будто в прошлой жизни. И те проблемы, с которыми я там столкнулась, и те уроки, которые получила, сейчас кажутся очевидными, как дважды два, - а ведь это было всего два месяца назад. При этом на самом-то деле всё ещё только начинается, потому что со второй раскопки мы привезли кучу материалов, которые надо будет обрабатывать и публиковать - при моём участии, я этого ещё ни разу не делала и не представляю, как это происходит.

На учебной раскопке мы учились вести полевой дневник и описывать цвет и плотность почвы, и я совершенно не понимала, какие данные релевантны, а какие нет, и для чего всё это нужно. В этом году (мини-сезон в апреле и два сейчас) я прошла сразу несколько следующих этапов - когда заполняешь итоговый лист для локуса, становится по-настоящему понятно, зачем нужны высоты и процент содержания камней в почве; когда заполняешь итоговый лист для квадрата, становится понятно, зачем нужны листы локусов. Теперь, когда посижу над обработкой материала, наверняка станет понятно что-то ещё, и я начну бить себя по лбу, почему же я не записала те или иные данные. Но только на таких ошибках и провалах я могу научиться и в следующий раз сделать лучше.
roof

минута рекламы

Некоторое время назад irhazor при моём участии и моральной поддержке создала сообщество archaeology_il - как легко догадаться, посвящённое новостям скандалам, сенсациям, дискуссиям и шуткам юмора израильской археологии. Там пока почти ничего нет, кроме нескольких переводных новостей, но мы над этим работаем. Все заинтересованные приглашаются добавлять в друзья, присылать ссылки, задавать вопросы (!) и постить дурацкие картинки, главное чтобы по теме :)
roof

Ein El-Jarba

Это вот Ниёлочка пишет. Я в безмолвном восторге.

Originally posted by nichegosebe at Ein El-Jarba
Кремень гладкий, плоский, разноцветный, колется слоями и скользит. Керамика ровная с двух сторон и довольно толстая. Бывает глазурь. Бывает просто глина разного цвета. Если непонятно, смотри на скол - там цвет глины. Если сторона другого цвета, то это глазурь. Камни просто камни тоже бывают и странных, и ровных форм. Любая геометричность вызывает подозрения. Как решить, сам камень так обкололся или поработал человек? Если непонятно, лучше брать, потом выкинут лишнее. Кости трубочками, светлыми сколами. Зубы неузнаваемы - какие-то длинные штуки. Особенно тот гигантский коровий, что торчал из кувшина.

Приближаемся к полу, почти весь уровень почвы вспороли горлышки целых кувшинов. Я хожу рядом с ними и чувствую, что земля - это застывший от времени воздух. Я стою над полом. Там где-то ниже подо мной пол.

Белый камень, который от удара кирки разлетается яркими осколками. Чёрная почва, которая рассыпается крупчато и светлеет до серого. Рыжевато-серая почва, которая рассыпается в пыль. Здесь то и дело проскакивают более рыжие пятна, каждый раз кажется, что саданул по керамике, это её цвет. Корень дерева чёрен, если сух, а свежий корень белый с фиолетовым нутром.

Гладкая кромка - венчик. Плоский кусок с углом - донышко. Ручку не перепутаешь. К каждому индикативному черепку мысленно само достраивается целое. Черепок не черепок, я держу в руке целый кувшин. Ручку от целого кувшина. На ушках орнамент - вмятины от пальцев. Примеряю свои.

Киркой вспарываешь твёрдую землю. Кирку здесь называют макош. Брякает и брызгает белым - это нестрашно, это камень. Брякает непонятно что. Лучше посмотреть. В других квадратах собирают землю туриёй, мотыгой. Но у нас сплошь кувшины и стена поперёк. Не на что толком встать, не то что сгребать почву неуклюжей туриёй сразу в ведро. Поэтому в руках совок и мастерин, а я где-то над ними вишу согнувшись, одной ногой в одном углу, другой в другом, а скребу в ещё четвёртом. Там, где не хватило тента, и солнце.

Волшебный инструмент щётка. Просто огрызок швабры, но проводишь им по земле - и становится видно. Мастерином так не сгребешь. Щётка - проявитель. Вместо ровной сумятицы пыли вижу проступившие черепки.

Сыплю землю с совка в ведро. Ровно шуршит привычным уже потоком. Инородное замечаю по движению. Другой характер, любой контраст. Среди шершавого ровное. Среди рыхлого твёрдое. Так почти не глядя ухнув ворох земли, выхватываю что-то чуждое. Плотное, гладкое, совершенно круглое. Вроде крохотной гайки. Бусина.

На раскопе ещё темно, несёшь инструменты, вёдра для находок, канистру с водой в белом пенопласте. Как только рассвело, хочется скорее работать, пока не пришло солнце. Под тентом жарко. Но когда заходишь из солнца под тент, чувствуешь прохладу. А когда вылезаешь из машины, чувствуешь прохладу даже на солнце в поле. Свежий жаркий ветер, щедрый яркий свет. И шуршит земля, и в руке моей то кремень, то мотыга, то кость, то керамика, то камень, то совок, то полные вёдра земли. Этот шорох и стук, эти звуки и свет. Эти восемь часов работы с рассвета до часу дня. Я полюбила копать.
roof

Wadi Rabah

Упомянула про нынешнюю раскопку и даже не назвала её.
Вторая моя раскопка за это лето, на севере Израиля, в Изреельской долине. Сайт называется страшным словом "Эйн Эль-Джарба" (не путать с Аль-Джазирой). Вот это наш прекрасный босс Катарина Штрейт:

k-streit

Она аспирантка Еврейского университета, чешка, выросшая в Германии (в семье, бежавшей от советских танков) и окончившая Оксфорд. Каким-то магическим образом её бурная биография влияет на всё окружающее, так что на раскопке дай бог если наберётся половина "нормальных" израильтян. Все остальные с такими же запутанными историями. Начиная с моего довольно простого случая (приехала в Израиль из России два с половиной года назад, до этого изучала балтийскую лингвистику), заканчивая товарищем по имени Юнус (родился в Турции, учился в Италии, францисканский священник, приехал в Израиль и поступил в аспирантуру на археологию, чтобы изучать армянские церкви, а национальность свою определяет как "ассириец" - есть и такая, они считают себя потомками древних ассирийцев).

Катарина изучает период, который называется ещё одним страшным словом "хальколит", а именно, культуру под названием Вади Раба (ударение в обоих словах на первый слог). Эта культура была распространена в Израиле в 6 тысячелетии до н.э. Я же пока откапываю дом, построенный в 4 тысячелетии до н.э. (раннебронзовый век). Для Катарины это слишком ново, практически современность, но что поделать, приходится работать с тем, что есть. Иногда она теряет самообладание и бросается в меня неподходящими для её диссертации черепками, но в целом атмосфера на раскопке дружелюбная. Только немножко сумасшедшая.

IMG_0275
roof

новости

Полевая раскопка лечит любые недуги, от ПМС до несчастной любви. Каждый раз заново с облегчением в этом убеждаюсь. Только непонятно, как потом жить весь год. Какой всё же отличный способ эскапизма, даже не без пользы для общества.

А ещё у меня была самая настоящая Ниёлка nichegosebe. Я снова делилась, как ребёнок, своими новыми игрушками - Израиль, Иерусалим, археология, друзья, - и, затаив дыхание, ждала реакции: сработает или не сработает? Сработало на ура, хотя не всё и не всегда так, как я ожидала. Но было отлично жить вместе, и ходить по магазинам и кафе, и спорить до ночи, и рассаживаться по разным углам с книжками. И работать на раскопке, конечно же. Критерий для выбора своих - комфортно ли с ними работать на раскопке.

Раскопка, опять же, - в смысле, именно эта, уже второй сезон, - особенная атмосфера и настоящее ощущение причастности. И квадрат у меня самый "секси", как выражаются археологи, - пусть и не той эпохи, которую мы приехали копать :)

А ещё я переехала в другую квартиру. Это по-прежнему примерно в получасе ходьбы от центра, но теперь я хожу на рынок босиком по траве вдоль старой железной дороги. Дорогу замостили и превратили в пешеходно-беговую дорожку, начинается она на давно не действующем вокзале, где буквально этой весной открыли "культурно-развлекательное пространство" (да-да, поэтому там есть рынок. Красиво купить еды - типично израильское культурное развлечение). Это была железная дорога Яффо - Иерусалим, первая в Израиле, а может, и на всём Ближнем Востоке. Теперь на вокзале кафе, ярмарки, мыльные пузыри, деревянная железная дорога с игрушечными паровозиками и огромная мощёная деревом площадь, где можно хоть балы устраивать (что и делает время от времени группа, в которой я учусь танцевать свинг).