June 21st, 2012

roof

учебное

Когда я закапываюсь в книжки, распутываю очередную войну интерпретаций и листаю отчёты раскопок, которые даже наши преподаватели сравнивают по степени занимательности с телефонной книгой, я начинаю задумываться, зачем я сюда пришла.

А когда я попадаю на какие-нибудь развалины, всё оказывается совсем не так.
Вот сегодня нас отвезли на раскопку и мы там учились рисовать стенки, замерять высоты и втыкать колышки. Я, кажется, догадываюсь, что это не то чтобы главное в археологии, но было кайфово (особенно нивелир, конечно). А ещё там было полно черепков, и я пыталась вспомнить, что мне позавчера рассказывали на последней паре по керамике. Ни фига не угадала, но всё равно же.

Когда я решила переучиться на археолога, я рассуждала так: я всё равно себя вижу исключительно в научной сфере, не в лингвистике, так в другой какой-нибудь гуманитарной (кхм) науке.
Вот сейчас, по окончании первого года изучения археологии, я совершенно не знаю, чем бы я могла в магистратуре заниматься, мне совсем не хочется больше (пока) заниматься наукой, а хочется работать на работе по специальности. К счастью, с археологией, особенно в Израиле, это немного проще, чем с лингвистикой.

А ещё "сЕкер", конечно же, простите мой иврит, по-английски это называется field survey. Полевое исследование, наверно? Это когда ты ходишь, например, по лесу, натыкаешься на стены или колодцы, которые никто до тебя ещё не обнаружил даже в такой маленькой стране, и наносишь их на карту. Когда-нибудь кто-нибудь, возможно, получит грант и придёт туда, чтобы выяснить, что это такое.